Навигация по сайту


Контактные данные

Телефоны для связи:

+ 372 513 77 27 — Сергей Иванов (член правления);

+ 372 5552 27 32 — Игорь Шашков (тренер).

Адрес стадиона

Pargi 1, Jõhvi, 41537 Ida-Viru maakond

Юридические данные:

JÕHVI JALGPALLIKLUBI FC PHOENIX MTÜ

Регистрационный код: 80315723

EE622200221050664945

Юридический адрес:

Eesti, Ida-Virumaa, Jõhvi,

A. H. Tammsaare tn 36a/2, 41533


Заур Махаррамов: «Я очень самокритичен»

Заур Махаррамов: «Я очень самокритичен»
  • Просмотры: 744
  • Опубликовано: 2019-03-11

Тренер нашего клуба – Заур Махаррамов – в откровенном интервью о себе в футболе и о футболе в себе.


- Расскажите о себе: откуда вы родом, как и когда приехали в Эстонию, тяжело ли было адаптироваться?

Я родился в Азербайджане, в городе Баку. В Эстонию я приехал в 2006, спустя некоторое время, после завершения карьеры футболиста. Незадолго до этого, познакомился со своей будущей женой, гражданкой Эстонии. Поженились у меня на родине и приняли совместное решение жить в Эстонии. В бытовом и коммуникативном плане особых сложностей с адаптацией не было. К 28 годам, я достаточно поездил по свету и ничего принципиально нового для себя в Эстонии не открыл. Безусловно, во многом, адаптации способствовал тот факт, что Ида-Вирумаа - регион русскоязычный. Я закончил среднюю школу с русским языком обучения. Университет, в этом плане также не стал исключением. Если учесть тот немаловажный факт, что мои родители по образованию педагоги русского языка и литературы, становится понятным, почему в контактах с местным населением я с первого дня чувствовал себя достаточно комфортно. Единственной ложкой дегтя на начальном этапе оказалась проблема с трудоустройством. Тем более по специальности. Будучи обладателем высшего спортивного образования, достаточно продолжительное время работал в совершенно иных сферах.


- Когда в вашей жизни появился футбол, почему выбрали непростой путь тренера? Расскажите о своей футбольной жизни до прихода в FC Phoenix.

- Любовь к футболу мне привил отец, который в начале 70-х даже поиграл за дубль бакинского «Нефтчи». Парадоксально, но именно отец, в последствие активнее всех противился моему желанию заниматься футболом. Он, как и дядя - чемпион СССР по греко-римской борьбе, мечтали видеть меня на борцовском ковре. К слову, задатки к данному виду единоборств я показывал недюжие. На протяжении пяти лет мне приходилось совмещать тренировки в секции по борьбе и в местном ДЮСШОР. В итоге мне пришлось сделать выбор и, к большому сожалению многочисленных родственников, я выбрал футбол. Поиграв на детско-юношеском уровне, ушел во взрослый футбол. Вызывался в различные юношеские сборные страны.  Поиграл на уровне первой и второй лиги. Играть закончил довольно рано - в 26 лет. Причин было много. В качестве основной, могу назвать материальную сторону. В конце 90-х, в первой половине нулевых заработать футболом на жизнь в Азербайджане было очень сложно. А заниматься параллельно чем-то другим, было нереально. Футбол отнимал очень много времени. 

О том, что в будущем хотел бы тренировать, понял довольно рано. Еще в университете сильно увлекся рядом дисциплин. Специализацию вообще не пропускал. В клубах, за которые играл, донимал тренеров многочисленными вопросами, касающимися тактики игры и физической подготовки. Как утверждали некоторые из них, я умел видеть на поле то, что не могли другие, при этом очень любил подсказывать и поучать.

 Вот как раз один из этих тренеров, сделал мне предложение поработать вместе, практически сразу, после завершения карьеры игрока. Речь шла о женской футбольной команде высшей лиги. В течение полутора лет я выполнял функции помощника тренера. Это был очень интересный и неоценимый опыт. И в то же время я осознал, сколь многому мне еще предстоит научиться. После еще год я поработал в качестве детского тренера и уехал в Эстонию. Все это время, благодаря поддержке и доверию поверивших в меня людей, мне удалось много поездить по многочисленным семинарам, конференциям и стажировкам, что существенно повысило уровень моих знаний и главное - веру в собственные силы.  

Как ни странно, следующий мой опыт в качестве тренера также связан с родиной. В 2013 году мне поступило интересное предложение поучаствовать в одном спортивном проекте, как раз накануне первых в истории Европейских Игр, которые должны были пройти в Баку. Я решил вернуться. Следующие три года я провел в должностях: тренера, инструктора-методиста, а чуть позже, заместителя директора и координатора крупной футбольной школы (около 30 тренеров), параллельно участвуя в проектах под протекторатом Министерства Образования и Министерства Спорта. Спустя семь лет я снова вернулся в футбол. На этот раз, чтобы получить еще и огромный управленческий опыт в качестве функционера. Не без сожаления, в силу ряда субъективных причин мне пришлось прервать работу и вернуться в Эстонию. Но я уже точно для себя решил, что мои с футболом пути больше не разойдутся. Следующие два года я провел в качестве тренера в местном футбольном клубе «Виру Стар», пока не получил приглашение в «Феникс». 


- Вы анализируете матчи звезд мирового футбола, это для души, или это тоже часть вашей работы?

- В течение моих первых семи лет в Эстонии, аналитика оставалась единственной отдушиной, которая позволяла мне не потерять связь с футболом. Мне предложили попробовать писать, я согласился. Людям понравилось. Познакомился с известными ребятами из мира российской спортивной журналистики. Стал регулярно писать аналитические материалы на разных интернет ресурсах. Очень понравилось.  До сих пор этим занимаюсь, когда есть время.


- Детский тренер – это именно то направление, о котором вы мечтали, или вам все же ближе взрослый-большой футбол?

- Если честно, мне гораздо больше нравится тренировать. А детей надо не тренировать, а учить играть в футбол. Не сказать, что я не получаю удовольствия от работы с детьми, но специфика взрослого футбола затягивает существенно сильнее.


- С каким возрастом вам нравится работать больше всего? Почему?

- Наверное, все-таки с ребятами, старше 12 лет. Опять же, многое зависит от качества навыков и умений этих ребят.


U14 - это команда, с которой вы работаете в нашем клубе.  В сезоне 2019 года команда выходит играть 11 на 11. Какие сложности ждут тренера и футболистов?

- К сожалению, со сложностями, как тренер, так и дети столкнулись еще задолго до начала сезона. Проблемы все те же. Отсутствие крытого манежа в радиусе десятков километров поставило нас перед необходимостью тренироваться последние четыре месяца на заледенелом, покрытом сугробами поле Ахтмесской гимназии. Часто в лютые морозы! Более того, по причине загруженности спортивного сооружения мы так и не получили возможности использовать стандартный размер поля.  С небольшой поправкой, именно на таком должны играть ребята из U-14. В итоге возникает ситуация, когда команда по большому счету будет знакомиться с новым форматом уже по ходу соревновательного процесса.

Принципиальная разница между футболом в формате 9 на 9 и 11 на 11 заключается именно в расстояниях, который должен преодолевать футболист с мячом и без мяча. Значение тактической и специальной физической подготовки футболистов постепенно выравнивается с основополагающим техническим аспектом. Но поскольку уровень технических навыков футболистов моей команды по-прежнему меня не устраивает, я буду продолжать делать основной упор именно на повышение качества работы с мячом. Физику можно поставить в любой момент. Так же, как и научить элементам командной тактики. Но вот технические умения поддаются развитию до определенного возраста. Одним словом, во главу угла будем ставить прогресс ребенка, а не результат. В моем случае главное, что в процессе определения будущих целей установлено полное взаимопонимание с родителями. К сожалению, мы с вами прекрасно знаем, что именно родители, а точнее их излишнее рвение, нетерпение и эгоизм являются главной проблемой детского футбола. Я очень рад, что у меня таких проблем нет, что в немалом является плодом той работы, что проделал лично сам в плане налаживания правильных коммуникаций между командой и родителями.


Мы часто рассказываем про работу тренеров в известных академиях, кажется у нас тренер должен быть намного сильней психологически, намного тщательнее готовить тренировку, потому что в одной группе могут быть ребята совершенно разных уровней подготовки. Какой главный тренерский рецепт в работе с такой группой?

- Вы совершенно правы! В академиях фактор селекции значительно упрощает работу специалиста. Взаимодействовать с коллективом талантливых детей, обладающих отличными задатками, значительно легче, чем научить ребенка чему-то, к чему он не демонстрирует определенных способностей. Все-таки успешность будущего футболиста во многом определяет генетика, а уже потом все остальное. Со смешанными группами мы стараемся по возможности минимизировать ситуации, когда тренер вынужден проводить тренировку в одиночестве. Наличие хотя бы двух тренеров позволяет более или менее равномерно охватить интересы всех уровневых групп. Но если тренеру все же приходится работать одному, не остается ничего другого, как готовить тренировку, исходя из интересов наиболее способных детей. К сожалению, размеры нашего маленького городка и несоответствующая этим размерам конкурентная среда не позволяют нам набирать большое количество детей одного возраста и делить их по уровню способностей и талантов.


Родители, да и футболисты видят только верхушку айсберга в тренерской работе. Что остается невидимым?

- В моем случае самокритика! Я переживаю каждую тренировку заново, практически сразу, после ее завершения. Дотошно и придирчиво перебираю каждый аспект. И чуть ли не всегда в итоге оказываюсь недовольным своей работой. Если мне кажется, что тренировка не дала нужного эффекта, это становится причиной, как минимум плохого настроения на оставшуюся часть дня. Я очень чувствительно реагирую на собственные ошибки. Игры - отдельная история! Все это выливается в большое количество потраченных нервных клеток и моральных сил. Ежедневно тренер посвящает большое количество времени на анализ того или иного игрока, или аспекта командной игры. Мысленно прокручивает и выявляет моменты, которые надо развить. И ищет пути, которые помогут их развить. Этот мыслительный процесс может застать врасплох в абсолютно неожиданных ситуациях, когда, казалось бы, самое время переключиться на что-то другое.


У вас есть ученик, который работает в нашем клубе. Почему именно его вы стали обучать нелегкой профессии тренера?

- Не могу сказать, что я специально выбирал. Он просто в некотором смысле напомнил мне самого себя, много лет назад. Напомнил тягой к знаниям и неуемным желанием познать тонкости профессии. Я поверил, что он действительно хочет воспитывать будущих футболистов, а не зарабатывать на жизнь, используя сам процесс. И до сегодняшнего дня он ни разу не позволил усомниться в этом.


Счет на табло, насколько твое настроение от этого зависит? Супруга может определить одним взглядом победила твоя команда или проиграла?

- Супруга научилась догадываться об этом уже до того, как меня увидит. Соответственно знает, как реагировать, если счет меня в итоге не устроил. Мне просто нужно побыть некоторое время одному. Успокоиться, выделить для себя и команды позитивные моменты. А я их всегда нахожу!

Последние новости